среда, 28 ноября 2012 г.

Cycle Cerf de Dudzeele - вдохновение всех коллекций сезона

Cycle Cerf de Dudzeele - стилист. Вовсе не простой, а культовой. Известна своим побегом из французского Elle в американский Vogue, где проработала модным редактором и режиссером в целом с 1985 по 1995 год. Все, что мы видели на страницах журнала в этот период - было отражением ее личности в целом. В этом сезоне вся мода полностью отдалась культу личности Cycle. Ей посвящают коллекции и ею восхищаются. Только она может уговорить Николь Кидман обнажить попу на обложке журнал V или работать с приятелями Марио Тестино и Стивеном Миселем для журнала Vogue Италии и Испании. Дочь Сан-Тропе, которая проводит свое время между Нью-Йорком и Парижем, любит говорить: " Везде речь только об отношении." 



- Как вы думаете почему все дизайнеры ссылаются на вас как на вдохновение? 

CCDD: Я не знаю. Я люблю реальность. Знаете Что я имею ввиду? Реальность. Я всегда делаю салат. Я перемешиваю все с реальностью. Я всегда думаю о женщинах на улице. Я люблю делать картины сумасшедшими, но я всегда думаю о женщине, которой бы я хотела стать. Леди и секси. Мне нравится тип женщин, которых мужчины могут преследовать на улице. Или они приходят в ресторан и говорят - " Боже, посмотри на эту девушку." Мне это безумно нравится.

- Сейчас такое отсутствует в журналах? Ведь вы смотрите на фотографа как на Ньютона …

CCDD: Да-да, конечно. Когда ты идешь по выставке Хельмута Ньютона, то ты можешь увидеть, что в каждой фотографии девушки чувствуется сила. Она никогда не будет смотреть в пол, как сейчас встречаешь на некоторых фотографиях. Я предпочитаю девушек сильных и доминирующих. Я ненавижу фотографов, которые разрушают суть женщины. Да, я так считаю. 

- Я не возражаю вашему мнению.  У вас всегда были такие эстетические предпочтения или они как-то формировались со временем?

CCDD: Я думаю, что вы должны родиться уже с этим - с модой внутри. Нет такого, что всему возможно научится. Вот, например, певица. Она уже родилась с голосом. Вы можете работать над голосом, но если петь не умеете, то никакой учитель по вокалу вам его не поставит.



- Расскажите о людях, которыми вы восхищаетесь.

CCDD: Карл. Азедин. Мне понравился последний показ Эди Слимана, но я все-таки восхищаюсь Лагерфельдом. Они знают. Они не похожи на всех тех молодых дизайнеров, которые меняют посты каждые шесть месяцев. Если ты чувствуешь талант внутри, то никогда не предашь это. Вы не посвящаете своему делу один днеь, а отдаетесь ему постоянно.

- Что из себя представлял Vogue, когда вы начали там работать в 1985 году?

CCDD: Было скучно. Очень-очень-очень скучно. После обеда каждый look девушки прогоняли на Polaroid и обсуждали. Самая скучная работа. Для меня мода вовсе не мозговой штурм и тут все инстинктивно - нравится или не нравится.

- Были ли у вас периоды, когда вы были вне моды?

CCDD: Да, потому что я нашла собаку по имени Джек Рассел и стала посвящать ему все свое время. Не хотела ни капельки работать и уехала в Бразилию на некоторое время. Там гуляла со своей собакой и проводила все свободное время. Но сейчас у меня нет собаки. Все вокруг думали, что я совершу самоубийство, но я сказала - " А вот теперь я хочу поработать."



- Поговорим о работе. Что вы думаете об одежде этого сезона?

CCDD: Я думаю, что она достаточно хорошо. Вы знаете я не хочу сказать, что мне нравится она - я ненавижу так говорить. Я всегда найду где-нибудь одежду. Всегда. Я не следую тенденциям. Я обычно сама создаю одежду в своей голове. Я знаю, что они (дизайнеры) будут шить одежду в черном, розовом, белом цвете с оборками, но никогда не буду соблюдать тенденции. Терпеть не могу так делать. У меня всегда будет какой-нибудь салат.

- А в целом вы думаете коллекции темные или нет?

CCDD: Я не думаю. Я так не смотрю на коллекции. Если у вас есть глаза, то вы всегда найдете темное или светлое. Всегда. 

- Все на уровне инстинкта.

CCDD: Я считаю, что многие люди не умеют оценивать вещи или вовсе не знают как это делать. Вы увидели ужасную сумку в коллекции, модный дом отправил эту сумки десяти актрисам и они их носят, а соответственно сумку носят уже и остальные люди. Даже если сумка - самая ужасная сумка в мире. Люди судят и оценивают не вещь, а название и тех, кто ее носит.

- Получается, что рекламодатели - самые главные и мощные инструменты на данный момент?

CCDD: Конечно.

- Означает ли это уничтожение творчества?

CCDD: Для некоторых - да, но не для меня. Я люблю делать салат из золота и дерьма. Это часть меня и я так люблю. 








Комментариев нет:

Отправить комментарий